Масштаб шрифта
Цвет
Изображения
Интервал между буквами
RU EN

Лица нашей медицины. Доктор медицинских наук Борис Козлов: «Вся хирургия построена на мелочах, но при этом в ней нет мелочей»

В рубрике «Лица нашей медицины» - кардиохирург и заведующий отделением сердечно-сосудистой хирургии НИИ кардиологии Томского НИМЦ, доктор медицинских наук Борис Козлов о настоящем и будущем хирургии.

О профессиональном пути
Выбор будущей профессии это один из самых важных и серьезных вопросов, которые встают перед человеком на определенном жизненном этапе. На меня в этом плане большое влияние оказывали родители: мама - медицинский работник, и папа - историк по образованию. Родители часто брали меня с собой на работу, поэтому я с детства испытывал интерес и к медицине и истории. В клинике факультетской хирургии, с мамой я наблюдал за работой врачей и медсестер, восхищался людьми в белых халатах, а в краеведческом музее, с папой рассматривал экспонаты выставок и интересовался всем, что возбуждало мое любопытство. В конечном итоге, мой выбор пал на медицину, но и интерес к истории я также сохранил. По сей день с большим удовольствием читаю историческую литературу. 
Чем глубже погружаешься в медицину, тем яснее видишь широту ее горизонта. Поэтому в студенческие годы бывает сложно выбрать какую-то одну специальность среди всего их многообразия. Я с самого начала испытывал сильный интерес к хирургии. По окончании мединститута и ординатуры, я остался работать в клинике, а затем и на кафедре общей хирургии. Это была удивительная кафедра, потрясающий коллектив и просто невероятная концентрация медицинских знаний! Вся наша работа была насквозь пропитана духом творчества и креатива, в клинике царила атмосфера взаимопонимания и взаимопомощи. За все время работы я ни разу не усомнился в своем выборе, и даже в самые сложные периоды не было и мысли о том, чтобы уйти из профессии. Что бы ни происходило вокруг, все это сглаживалось неизменным интересом к медицине. И что особенно важно, этот интерес непременно выливался в результат.
Не могу дать точного ответа на вопрос, почему я выбрал именно сердечно-сосудистую хирургию. Для меня это что-то сродни любви с первого взгляда. Начал изучать, погружаться в тонкости и попросту влюбился в профессию. Конечно, огромное влияние на мой выбор оказал и академик Викентий Викентьевич Пекарский и, особенно, профессор Владимир Митрофанович Шипулин. Он тогда очень активно занимался проблемами сосудистой хирургии. Еще когда я был студентом пятого курса, Владимир Митрофанович предложил мне тоже заняться проблемами хирургического лечения сосудов и, в частности, атеросклерозом сонных артерии. Предложение было очень привлекательным, и я согласился. Большая сосудистая хирургия всегда была для меня далеким и привлекательным горизонтом. Пока идешь, кажется, что приближаешься к нему, но чем больше узнаешь, умеешь, тем он шире и дальше. Поэтому я и сейчас занимаюсь отчасти теми же темами, что и в самом начале. 
В 1994 году отдел сердечно-сосудистой хирургии НИИ кардиологии возглавил мой наставник и научный руководитель по кандидатской диссертации Владимир Митрофанович Шипулин. В 1998 году он предложил и мне перейти от общей хирургии к проблемам сердечно-сосудистых заболеваний. Для меня поначалу это было непросто. Первый год ушел только на освоение в новой среде, более пристальное изучение проблемы, структурирование знаний и адаптацию. В 1999 году произошло событие, которое я считаю стало одним из знаковых в моей биографии. Это был ворк-шоп в Томском НИИ кардиологии голландца, профессора Э. Янсона, который презентовал, по тем временам самую инновационную технологию хирургии коронарных артерий – шунтирование на работающем сердце без искусственного кровообращения. Тогда Владимир Митрофанович предложил мне заняться этой темой и оценить ее в научном плане. Спустя 5 лет я защитил докторскую диссертацию посвященную сравнительной оценке достоинств и недостатков коронарного шунтирования на работающем сердце и в условиях искусственного кровообращения. 
 

Об актуальных исследованиях
Одно из современных направлений работы нашего отделения это хирургические решения проблем расслоения и аневризмы грудной аорты. При диссекции грудной аорты смертность исчисляется жуткими цифрами – 1% в час, поэтому проблема очень серьезная. Нас интересует не столько технические аспекты ее хирургического решения, сколько защита органов и целых систем во время операций на грудной аорте. Эта первостепеннейшая проблема, поскольку эти операции имеют свои особенности. Например, на основном этапе нам необходимо остановить не только естественное, но даже искусственное кровообращение. Чтобы защитить органы мы должны добиться гипотермии, то есть снижения температуры организма или же искусственно обеспечить кровоснабжение только какой-то определенной зоны, например, головного мозга. До какой температуры охлаждать организм?; что происходит с органами и тканями в этот момент?; где границы, когда уже опасно продолжать операцию?; как избежать периоперационных осложнений? – на эти и другие вопросы мы ищем ответы. Но разрешив одну проблему, перед нами встает две новых и этому нет конца. Тем не менее, мы гордимся теми результатами, которых добились.  Благодаря строгому следованию разработанным интраоперационных протоколов у наших пациентов практически мы добились серьезного снижения послеоперационных осложнений.
Еще одно интересное направление нашей работы – биопротезирование. Весь мир уже более 10 лет начинает отказываться от механических протезов клапанов сердца в пользу биологических. Например, потребность в протезировании аортального клапана выше среди пациентов пожилого возраста, а для них использование механического протеза это кратное увеличение рисков. Последние 4 года в нашей клинике количество операций по биопротезированию превышает количество случаев механического протезирования.  На сегодняшний день, в России только 20% пациентов имплантируют биологические протезы клапанов сердца, в то время как в мире наоборот – только 20% пациентов устанавливают механические протезы. Мы тоже стремимся к таким показателям и подошли уже довольно близко. Также отмечу, что именно в нашей клинике впервые в стране был установлен отечественный инновационный биопротез аортального клапана с системой «easy change». Его особенность и преимущество в том, что его  относительно просто и быстро можно заменить.
Когда мы впервые устанавливали этот биопротез аортального клапана меня одолевали смешанные чувства. С одной стороны было безумно интересно, а с другой я ощущал огромную ответственность. Также, безусловно, присутствовало и чувство гордости за весь наш коллектив. Потому как именно мы были выбраны компанией-производителем клапана для проведения столь серьезной и инновационной операции. Мы долго и серьезно готовились к операции и в итоге эти труды окупились – операция прошла успешно.

О роли хирурга 
Хирургия – это такая область деятельности, где ты один ничего из себя не представляешь. Работа хирурга важна не больше и не меньше, чем работа анестезиолога, ассистентов, перфузиолога, реанимационной бригады, дооперационных диагностических служб, лечащих врачей-кардиологов и операционной медицинской сестры. Операция пройдет успешно только в том случае, если все они будут работать качественно, слаженно и синхронно как команда, меняющая машинам колеса на Формуле-1 во время пит-стопа. Не менее важна даже работа операционной санитарочки, которая открывает и подает стерильные инструменты медицинской сестре. Вся хирургия построена на мелочах, но при этом в ней нет мелочей. Важна каждая деталь, каждое действие, каждая фигура и каждое движение. Я знаю это на своем опыте, потому как еще на третьем курсе получил разрешение посещать операционную, где мне довелось примерить на себя роли санитарки и медицинской сестры. 
Но и хирургом может быть далеко не каждый. Научить хирургии можно любого, но без сильного желания и жажды знаний, без искренней любви к профессии в хирургии не задержишься. Хирургия — это тонкий синтез действий руками и головой. На операции ты постоянно анализируешь и должен уметь мгновенно реагировать на малейшие незапланированные изменения. Деятельность хирурга не ограничивается работой в ране, мы также наблюдаем пациента в дооперационный и послеоперационный период. Поэтому важно уметь не только грамотно манипулировать за операционным столом, но и подходить к работе комплексно. Также важнейшие качества, необходимые для того, чтобы стать хирургом – это работоспособность и терпение. Хирургия требует постоянного самосовершенствования, ежедневной практики и развития ума. Рост в хирургии — это ступенчатый рост. Подняться выше можно только набравшись нового опыта. С другой стороны, в хирургии нет потолка. По этим ступеням можно подниматься бесконечно высоко.  
Я очень люблю хирургов. Всех без исключения. Потому что, если стал хирургом, значит у тебя есть особое свойство души. Все хирурги в каком-то смысле одной крови. Это определенный склад ума, рефлексы, вырабатываемые годами, особенная шкала ценностей и специфическое состояние души. Да, это все нарабатывается, но только в том случае, если в человеке изначально есть хирургическое зерно, которое принято называть талантом. 
В нашей профессии нет ничего сложного. Но и простого в ней тоже нет. Когда я слышу «Да это простая операция», то несколько смущаюсь и даже раздражаюсь. Не бывает простых операций. Даже удаление зуба при малейшей ошибке хирурга может повлечь за собой последствия вплоть до фатальных. Нет и простых клинических ситуаций. К каждой операции нужно подходить серьезно, ответственно и внимательно.

О будущем хирургии
Всем своим студентам я говорю так: хирургия – это тупик. Может не завтра и не послезавтра, но генетика и фармакология рано или поздно вытеснят плановую хирургию. Через 20-25 лет хирургическая палитра изменится кардинально. Сегодня активно развиваются менее инвазивные методы, эндоваскулярные. От хирургии скорее всего останутся только травматология и нейрохирургия. Даже на опыте моего поколения хирургов, мы наблюдаем, что некоторых заболеваний практически не стало. Например, плановая хирургия язвенной болезни. Фармакология полностью закрыла эту тему. Хотя, когда я только начинал, мы часто делали такие операции и тема изучалась очень активно. Так же было и с ревматизмом и многими другими заболеваниями.

Об импортозамещении 
Сердечно-сосудистая хирургия — это высокотехнологичная область медицины.  Очень многое зависит от материалов и инструментов. Невозможно выполнить высокотехнологичную операцию без тех же хороших ниток. В нашем деле доля импортного инструмента очень велика. Но я смотрю на ситуацию оптимистично. Еще 5 лет назад мы понемногу начали отказываться от импортных технологий в пользу отечественных, например, те же биологические клапаны. Но в то же время мы все еще очень зависим от импортных расходных материалов. Те же нитки для сердечно-сосудистой хирургии в России на сегодняшний день никто не производит. Поэтому сейчас мы активно включаемся в разработку отечественных инструментов и хирургических технологий. Клиника работает на очень хорошем уровне, по показателям не ниже, а в чем-то и выше среднеевропейского.

Как выбрать хирурга?
Любой врач — это прежде всего психотерапевт. Одна из ипостасей хирурга это общение с пациентами и его родственниками. Хирург должен уметь убедить человека доверить ему свою жизнь, при этом не скрывая от него всех рисков операции. Нужно быть одновременно чутким и убедительным, чтобы пациент тебе доверил свое самое дорогое. Хирург должен уметь чувствовать пациента и находить индивидуальный подход к каждому. 
Выбор врача — это очень ответственное дело. Особенно если дело касается хирургии. Нужно идти только к тому хирургу, которому всецело доверяешь. Также важно обращать внимание на рекомендации своего лечащего врача, на авторитет и имя врача, потому что вся эта репутация создается многолетней работой и в каком-то смысле отражает опыт хирурга. 

Об отдыхе
Даже на отдыхе я всегда нахожу себе занятие по душе. Получаю удовольствие от садоводства, стрижки газонов, ленивого чтения книг, недавно увлекся кулинарией. Внуки также не дает мне скучать. В отпуске я стараюсь как можно больше путешествовать. Одно время мы несколько лет подряд ездили на Алтай, потом на южные моря. Теперь опять пришло время лучше узнавать свою страну.

Материал подготовлен пресс-службой Томского НИМЦ